Журнал нетолерантного экономиста (vmcshin) wrote,
Журнал нетолерантного экономиста
vmcshin

Сегодня в МК. часть 2

Оригинал взят у diak_kuraev в Сегодня в МК. часть 2
НАЧАЛО ТУТ http://diak-kuraev.livejournal.com/1595548.html

- Задумывались ли вы когда-нибудь о смене юрисдикции - переходе в другую церковь или даже иную конфессию?
- Мне неоднократно приходили предложения "сменить прописку". Но нет, не дождетесь. Я не мальчик, чтобы верить в синюю птицу, в то, что где-то существует чистое небесное православие, в котором нет наших проблем. Это не так. Все, как говорится, украдено до нас. Все буратинки выструганы из кривой осинки.

- Надеетесь, что что-то изменится здесь?
- Бог есть, а, значит, есть и право на надежду. Но понятно, что произойдет это не при нынешнем патриархе. Когда меня спрашивают, что я буду делать, если меня лишат сана, я отвечаю, что запишусь в фитнес-клуб. Чтобы дожить до следующего патриарха и подать апелляцию.

- Времена нынче горячие, отец Андрей. Тех, кто плывет против течения, нынче сплошь и рядом метят зеленкой, и это еще, пожалуй, самый гуманный вариант расплаты за "непослушание". А для вас актуальна тема безопасности?
- Угрозы я слышу часто. Ко мне в блог постоянно заходят люди, которые делятся своими мечтами о том, как бы они хотели "начистить мне морду" или устроить что-то посерьезнее. А какое-то время назад знакомые фээсбэшники сообщили мне, что я уже настолько достал некоторых товарищей из гей-лобби, что они готовы сброситься и нанять киллера. Речь идет не о самих гомоепископах, а о людях второго плана, которые к этим иерархам приближены. Они тоже желают возвышения, но считают, что мои публикации повредили их карьере и что я должен за это понести наказание.

- Ну и какие мысли у вас рождает эта информация?
- Я в Бога верю.

- Делай, что должно, и будь, что будет?
- Знаете, в последнее время я часто вспоминаю анекдот из жизни Рублевки. Представьте себе Рублевское шоссе: дорогущие новые дома, чередующиеся с хибарами старых жителей, которых еще не успели оттуда выгнать. И одна бабушка-старожилка пробует перейти дорогу. Это ей, увы, не удается: старушку сбивает какой-то крутой "Мерседес". Ну, а дальше начинается "гармошка": в "Мерседес" врезается "Ламборджини", в "Ламборджини" - "Мазератти", в "Мазератти" - "Феррари", в "Феррари" - "Роллс-Ройс"... Из "Роллс-Ройса" выходит новый русский, закуривает сигаретку, смотрит на эту груду искореженного дорогущего железа и говорит: "Да, красиво бабка ушла..."

- Сомнительная вообще-то красота.
- Хорошо, замените бабушку образом солдата, бросающегося с гранатой под танк… Не, для меня это слишком высокое сравнение... Пусть лучше останется бабушка.

- Довольно многие наши сограждане, испытующие проблемы с безопасностью, решают их путем уезда из страны. Например, в ту же любимую вами Прагу. Не рассматриваете такой вариант?
- Нет, не рассматриваю. Мне очень дороги слова Евтушенко: "Дай Бог поменьше рваных ран, когда идет большая драка. Дай Бог побольше разных стран, не потеряв своей, однако..." Мы подошли, между прочим, к теме моей мечты. Моя мечта - собрать и издать антологию "Молитвы советских атеистов". Это же очень интересный феномен, когда в атеистической стране вдруг появляется вот эта молитва Евтушенко, молитва Окуджавы («Господи, мой Боже, зеленоглазый мой…»), «Молитва верующего безбожника» Александра Зиновьева, молитвы афганских ветеранов... Таких молитв было много.

- Отразился ли, кстати, ваш конфликт с Патриархией на вашей писательской деятельности? Книги издаются?
- Книги издаются, но уже не церковными издательствами. Ничего страшного: спрос есть. Важно понимать, что у меня нет личной обиды на патриарха, мне он ничем не навредил. Да, я больше не езжу с лекциями по епархиям. Но эти поездки и так бы прекратились. Жизнь в самолетах и в гостиницах - это уже не для меня. Состояние здоровья и просто общая усталость заставляют менять образ жизни на более оседлый.

Не повергает меня в трепет и угроза лишения сана. Есть в жизни вещи, которые крайне ценны для одного человека и менее ценны для другого. Обычные церковно-карьерные службисты это люди, которые растворились в своем статусе, неотделимы от него. Все их социальные бонусы прилагаются к их "погонам", их положению в церковной иерархии. Ты тот, каков твой сан. Если содрать с них лампасы и пустить голыми в прерии, они мало кому будут интересны. По этой, а отнюдь не только благочестиво-мистической причине, они так дорожат священным саном.

Они думают, что и я должен этим дорожить столь же безусловно. Но я происхожу из другого мира. Мира, в котором пойти после МГУ в кочегары или вахтеры совсем не постыдно.

К тому же и сан мой невелик. Я диакон, а не священник, не совершаю таинств. Дьяконское служение - сказать: "Паки и паки, миром Господу помолимся". Видеть именно в этом смысл своей жизни, честное слово, странно. Конечно, буду жалеть, если закроется возможность служения. Но это не конец моего мира. Не самая страшная из угроз. В крайнем случае я стану в чем-то подобен когорте людей, которые со времен юности были для меня путеводными звездами - те, кого называют русскими религиозными философами. Русскую религиозную мысль, напомню, будили, создавали и обогащали люди, не получавшие зарплаты в Синоде: Чаадаев, Гоголь, Хомяков, Достоевский, Соловьев, Киреевский, Бердяев, Франк, Карсавин, Лосский, Лосев, Аверинцев... Да и те, что носили рясы - как, например, отец Павел Флоренский или отец Сергей Булгаков, - не были своими в поповском мире. Больших должностей они не получали, и от коллег-сослужителей чаще получали порицания, чем награды.
Пойти путем этих людей не зазорно. Я это уже говорил и повторю вновь: патриарх три года назад сделал мне роскошный подарок - подарил свободу. Свободу совести. Не говоря уже о свободном времени. За вычетом, правда, этого сорокоуста :).

За церковь, да, очень обидно. Обидно за то, что мы общими усилиями сделали с Евангелием. Как писал Губерман, "есть люди, их ужасно много, чьи жизни преданы тому, чтоб обосрать идею Бога своим служением Ему". Один из авторов XIX века (Кьеркегор?) сказал очень верную мысль: в прошлые столетья христианство бывало разным; оно бывало любящим, бывало героическим, бывало гонящим, бывало страшным. Но только нашему времени удалось сделать христианство скучным. Я не хочу солидаризоваться со скукой.

- Да, без вас Русская православная церковь была бы, конечно, намного более скучной.
- Поэтому и говорю: именно в своем колючем статусе я нужен официальной церкви. По-хорошему Патриархия вообще должна приставить ко мне охрану и сдувать пылинки. В каком-то смысле я сегодня их ходячая реклама. Потому что в ответ на умножающиеся обвинения в том, что Патриархия деградировала до уровня тоталитарной секты, можно показать на меня пальцем и сказать: «Да вы что? Вон Кураев, он себе такое позволяет... Но патриарх его не трогает!».

Андрей КАМАКИН

Tags: Кураев, источники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments